Экспедиция Трофи-2005
Автогонки - Джип-триал

экспедиция трофи-2005

Подготовка.
Информацию о гонке нашёл случайно, просматривая прогноз погоды на GISMETEO.RU. Решил ехать на своём Nissan Terrano 3.0 TDI. Машинке всего год. Покупалась с нуля, из салона. Пробег 100 тыс., с очень приличным техобслуживанием и эксплуатацией, по большей части, на асфальте. Постепенно собирая информацию о трассе Экспедиции, пришёл к следующим выводам:
• Пойти на такое может только ё...тый.
• Дорог там нет и никогда не будет. Хочешь убить машину и убиться сам – сделай это поближе к дому.
• Купи себе пять уазиков на эти деньги, запусти команду и стань чемпионом Украины
• Мы все там замёрзнем, на хрен.
• Пацаны шалят по трассе.
• Заправок нет.
• Менты – зверюки. Хохла рвут, как Бобик фуфайку.
• От Мурманска до Владика – километров 500. Из-за чего такой шум?
• Лёха, давай, мы за тебя болеть будем. С пивом возле телевизора.
• За Уралом GPS не работает. Там, вообще, ни хрена не работает.
• Поехали в Египет. Нормальная компания собирается.
• Класс! Возьми меня!
• 15 кг золота? Так вот где собака порылась!
• Ниссан не пройдёт. Порвёт пыльники на насте, ходовая не выдержит, дизель умрёт от солярки, автомат крякнется на первом спецучастке, ...

Пошёл, купил LC 80. 98-й год. Дизель. Механика.Очень приличное состояние. Нормальный пробег. Всё здесь, на месте, в Крыму. Всегда хотел Крузака. Жена под шумок приватизировала Nissan.

Все остальные мнения и замечания пропустил мимо ушей. Едем, значит, едем.

Тюнинг решил делать в Одессе.

Одесса. Малая Арнаутская. Магазин 4х4. Денис со старта разводит меня на 15-шку или 20-ку. Помимо обязательного Вебасто, GPS и лебёдки, машинку упаковывают бампером ARB, турбиной, компрессором, блокировками, шнорхелем, расширяют ступицы, вешают калитку, лифтуют 7 см, ставят шикарную грязевую BF Goodrich и закидывают в багажник домкрат Хай-йому-джек 120см, шлеи, блок, серьги и т.п. Заказана зимняя резина.

Всегда хотел Крузака. Именно такого. Настоящий боец.

Ходовые испытания на танковом полигоне в Чернигове проходим успешно.
Вторые испытания – охота с погранцами. Обычно, после литра, всё нормально. Но, видимо, передозировка свежего морского воздуха. Сидим на мостах. Домкрат уходит на пол-метра в грязь. После N-й попытки забивается липкой грязью с песком. Ни вверх, ни вниз. Лебёдкой сломан корабельный якорь. Попытка зацепиться за песок провалилась. Весело. На рассвете нас снимает с колеи российский КАМАЗ. Пролетающие гуси радостно гогочут, сволочи. Отдувались за гусей зайцы. Взяли из-под фар 12 штук. Одного загнали днём на смерть, умер от разрыва сердца. А ведь, наверняка, не курил и не пил. Лисе тоже не повезло. Сейчас украшает мой любимый телевизор. Оба лейтенанта после этого пошли на повышение. Всё-таки, у меня лёгкая рука.

Пока не засосало в тему охоты.

Поиск второй машины.
Обязательное условие гонки: Команда состоит из двух внедорожников, пяти М и одной Ж. Со своим экипажем проблем не было. Жене достаточно было сказать, что гонку сопровождают запасные участницы, и, не представляя себе, куда и как, Татьяна (дальше – Фёдоровна) уже ехала. Третьим стал Воронцов Анатолий. Знакомы давно. Вопрос психологической совместимости отпадал, водительская выносливость вызывает уважение.

Проблемой стало найти второй экипаж. Имени в джиперских кругах нет. На Украине не сросталось. Питер, Москва, Омск, Красноярск корректно отказывали. Приближались отборы в Москве, последние и окончательные. Несколько экипажей по России оказались в подобном положении. Ответили Владивостокцы. Назвались мы “Восточный экспресс” и, пройдя отборы, оказались в стартовом листе.

Отборы.
Отбор состоит из:
• собеседования с психологом. Типичный вопрос: Вы знаете, что такое гололёд?, У Вас двое детей. Вам их не жалко? + несколько тестовых конфликтных ситуаций. Попытка помочь определить лидера в команде.
• Анкетирование. Вопросы: Кто самый тупой в команде? Кого вы возьмёте в команду ( выбор: Памелла Андерсон, Чебурашка,...)? В какой из стран правостороннее движение( Тунис, Египет, Турция)? И т.п.
• Презентация команд. В свободной форме, кто на что горазд. У кого-то КВН, у кого-то ансамбль песни и пляски, у кого-то думский доклад.
• Фотографирование. Тупо, вспышкой в лоб, возле стены с оранжевой символикой. Руки оторвать за такую съёмку. По самую шею.
• Техосмотр. По большей части, народ больше рассказывал, как оно будет, чем показывал, как оно работает. Мы были готовы FULL, всё работало, всё стояло. Даже то барахло, что рекомендовалось для выживаемости, приехало на смотрины. Казанкин Борислав(тех. комиссар) сказал “ Вот это подготовка” и начал задавать вопросы по медицине, связи, жратве, по большей части, как оказалось, издевательские. До сих пор не могу успокоиться. На кой я пёр с собой столько сухпая, всяких там макаронов, тушёнок, газовых баллонов, теплой одежды, спальников и прочего дерьма? Единственное, что действительно нужно, это дорогая, большая аптечка на все случаи. Одежды, реально, нужно: один комплект верхней, пару поларов, белья(не обязательно термо) 3-4 пары, носки 10-15 пар(всегда можно, опять же, купить в дороге) , тапочки рулить, какие-нибудь Коламбии стоять на льду. Пожрать в дороге можно везде. Кафешек и закусочных предостаточно. Магазины не пустуют. Если и повырывало у народа куски подвески, так это, по большей части, от перегруза, а не от дорог.
На этом отбор закончился. Поехали домой ждать результатов.

Предстартовая подготовка.
За день до Нового, 2005 года, на сайте экспедиции появляется стартовый лист. С этого события и начинается празднование Нового года. Решаем выезжать 15-го февраля. Своим ходом. Как положено, как бедному жениться, так и ночь коротка. Нужно ещё успеть установить багажник, доп. оптику, второй бак, уложить в машину всё добро, решить вопрос с карточкой VISA.
Оборудование ставят киевляне, отличные хлопцы, живут недалеко о зверинца:). Вместо обещанных суток торчу в Киеве двое. Не возмущаюсь. Юра, хозяин одесского 4х4, передав меня в заботливые руки киевлян, быстренько свалил домой и отключил телефон.
Машина готова. Теперь у меня баки на 270 л, крутой багажник 180 см, два фонаря во лбу и один в заду. Заправляюсь на выезде из Киева. Класс! 220 л поверх того, что было. Заправщик радостно показывает на струю солярки, бъющую из-под крыла. Настроение, как рукой. Отзваниваюсь на сервис. Ждут. Еду. Успокаиваю себя, что солярка – не бензин. Не загорюсь. Огнетушитель справа, на сиденье. Устраняют за час. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Еду в Симферополь. Под Цурупинском вынимаю из кювета Ниссан Пайнтфандер. Проходимость впечатляет. Моя, конечно.
Дом похож на привокзальную площадь. Дети, похоже, начинают верить, что всё это всерьёз.
Неужели ЭТО предстоит запихать в машину? Пакуемся всю ночь, старательно пытаясь запомнить, где что лежит. Бесполезно. Пикинес Петрик демонстративно ложится на вещи: опять без меня? Гаргона, девочка весом 70 кг, чёрный терьер, периодически ворует сухпайки. Потом принимается за один из ящиков. Поточила зубки. Ладно, тары хватает. На багажнике: 2-я запаска, ящики с сухпаями, паяльная лампа, бензин для оной, две снеговые и одна штыковая лопаты. Всё это стянуто, накрыто брезентом от торговой палатки и ещё раз стянуто. Интересно, как я всё это буду доставать? Якорь-кошка красиво закреплён на кенгурятнике. В салоне, за правым задним сиденьем, удобно расположилась турецкая этажерка с выдвижными ящиками. Туда Фёдоровна пихает то, что планирует искать меньше часа. Ещё три здоровенных рюкзака, спальники, палатка, коврики, ящик с ЗиПом, фильтрами, инструментом и антигелями, пневмодомкрат, хайджек, топор, титановый лом, ручная лебёдка, огнетушители, буксирные стропы, вешалка с одеждой, инвертор 12-220 v, карты, 2 комплекта, ... Хотел съездить на весовую. Не сложилось. Может, так оно и лучше. Тёща организовывает освящение машины. Молодой поп, сказав “ни хрена себе”, начинает обряд. Все довольны. На торпеде появляется икона, на лобовом – крестик на присоске. До отъезда 6 часов.

Дорога в Мурманск.
На дорогу до Москвы выделяем приблизительно 18 часов. Таможню нужно пройти ночью. Ночью проще. К Москве нужно подъехать утром, чтобы пройти днём участок Москва – Питер кураями, т.е., не по федеральной трассе.

Температура за бортом +18. 15 февраля. Летают пчёлы. На Чонгаре ( выезд из Крыма ) остановились купить пива. Собралась толпа местных. Мужики с пониманием рассматривали машину, восхищённо качали головами. Узнав, куда едем, пожелали удачи. Приятно. Фёдоровна с Толиком взяли пива и рыбы. Едем дальше. До Запорожья заканчивается бак 95 л. Считаю. Получается 30 л на сотню. Вот это подарок. Решаем, что это из-за брезента над запаской. Вздувшийся брезент работает, как парус. Перепаковываемся, как можем. Расход упал до 20-ти л на сотню, при скорости до 110 км/час. Без багажника было 14-15. За всё надо платить. До Харькова дождь. Резина явно не по погоде. В лужах сильно швыряет. Скорей бы гололёд. На таможне, вроде, без проблем, но времени убиваем больше часа. Везде тычем свой сертификат об участии в гонке. Народ пугается оранжевой бумажки и не вымагает денег, не лезет в вещи. Смешно. Российский таможенник – козёл. Не даёт разрешение на ввоз машины на два месяца. Набивает себе цену. Решаем послать и денег не давать. Где-то под Курском падаю спать. По-прежнему дождь. За рулём Толик. Я вкатываю пивка и вырубаюсь до Москвы.

Перед Москвой поворачиваем на запад, на Ржев. Снега уже по самые помидоры. Гололёд. Толя рассказывает, что перед Москвой много народу побилось. Тормозим на приличной заправке, напоить коня, заправиться самим. Всё очень пристойно. Узнаём у дальнобойщиков, что от Ржева до Великих Лук дорога – дерьмо. Дальше, на Псков и Питер, получше, но перегружена транспортом. Мой народ по-прежнему сомневается, что мы пройдём Ржев – Осташково – Старая Русса – Луга – Гатчина. Дальнобойщики подкрепляют сомнения, скептически замечая : “На джипе, может, и пройдёшь”. Меняемся.

Ржев. Указатели, как всегда, для местных. Чуть не на каждом столбе реклама какой-нибудь школы рукопашного боя. Весёленький городок. Ржев – Ржевский. Как не пошутить на эту тему? Спрашиваю у карпалы, тыча в карту, есть ли дорога на Старую Руссу. Говорит, ездил до Осташково, дальше не знает. До Осташково дорога – нормальный, рабоче-крестьянский асфальт. Едем, радуемся. Тот же гололёд, что на федералке, только раскатан посередине, без колеи. Встречных и попутных очень мало. Народ вежливый, подвигается для обгона. Покрытие без изъянов.

Оказывается, озеро Селигер – туристическая мекка. Полно домов отдыха и санаториев. Само озеро видим только на GPS. Местные подсказывают, как лесными дорогами проскочить на Старую Руссу. Километров 20 идём по грунтовке. Лесовозы укатали снег – лучше асфальта. Один из них, сильно гружёный, развернуло на подъёме. Красиво объезжаем. За нами увязывается какой-то уазик с охотниками. На всякий случай, отрываюсь от них. Минут пять пыжатся держаться на хвосте, потом скисают. Немного кружим по Старой Руссе. Хотим здесь заночевать. Места есть, парковки охраняемой нет. Ночёвка отменяется. Валим дальше. До Великого Новгорода – ни пожрать, ни поспать. Дорога идеальная. В Новгороде у народа природный талант объяснять, где находится гостиница, так, чтобы ни фига не понять. Вместо: “ прямо, на втором светофоре - налево” - названия улиц, старые облисполкомы и номера гастрономов. И всё это с таким искренним желанием помочь, что грех обижаться. Селимся в третью гостишку. Первая – пять звёзд. Вторая – контейнера, списанные с 7-го километра Овидиопольской трассы. Третья - “Садко”, - золотая середина. Пожрать уже негде (23-00 по местному). Распечатываем балалайку (“Немиров Премиум”), достаём колбасу и сало. Пьём за здоровье славного Садко, самого почитаемого новгородского спекулянта. Помывка и ужин. Ощущение полного счастья.

Утром просыпаюсь от строительного грохота. Суууки! Мороз -15. После прогрева Вебасто машинка завелась, как часики. Едем смотреть Новгородский кремль. Посещает мысль, что, если бы у нас столько народу бегало, сколько у них на лыжах ходит, травы в парках не осталось бы.

Кремль, конечно, красавец. Культурный центр Новгородщины. Много молодёжи. Все трезвые. На территории музыкальные школы и конценртные залы. Стены и башни отреставрированы. Поснимали. Едем дальше. Заезжаем в магазин “Рыболов”, покупаем ледобур. У продавца зависть в глазах, когда узнаёт, что пойдем через Онегу, Байкал, до Владика.

Перекусив в забегаловке, возвращаемся на Демьяновск, затем, через Медведь, режем угол на Лугу. Дорожка нормальная. Колдобины забиты снегом. Если подтает, будет несладко. С Луги идём на Гатчину. Всё, дело сделано. Унас есть домашняя заготовка на этап Питер-Москва. Слово за организаторами.

Не заезжая в Питер, по окружной, уходим на Петрозаводск. Проходим пост с приветствием “Добро пожаловать в Карелию”. Привет и вам, карелы и кареянки. Гаишники не останавливают. Окружающая действительность всё суровее. Снега столько, что по обочинам сугробы выше указателей. Дорога чистилась, идём 90-100. Торопиться некуда. На указателях карело-финские названия посёлков. Выговоришь такое – можно в трубку не дышать. Гарантия трезвости.

Петрозаводск. На въезде кольцо. Точнее, кольцевой тоннель с примыкающими тоннелями-улицами. За сугробом не видно даже ГАЗель. Уходим в центр, пытаемся заночевать. В центре снега почти нет. Куда они его девают? Подвыпившая молодёжь гуляет по городу в одних пиджачках. Юная леди валит посередине проспекта в разорваной мини-юбке, прозрачной блузке и с шампанским, под дружное бибиканье шоферской братии. У меня на градуснике – 12. Теперь понятно, почему в этих краях немцы так и не перешли границу. На улице Ленина отель “Север”. Мест, как положено, нет. Админ предлагает два люкса по московским ценам. Тысяч шесть за оба. Пока думаю, уборщица выдаёт запоминающуюся фразу: ”Серёжа(администратор), посели куда-нибудь того норвежца, что уже двое суток живёт на диване в коридоре.” Понял. Надо отсюда валить. Посещаем ещё три гостиницы. Мест нет. Как в Крыму в августе. Карелы, я вами горжусь. Так держать. Интересно, каким калачём они заманивают такие орды туристов? Выручает карпала. Эскортирует нас в дом отдыха. Администратор – землячка, из Сак. Шесть лет, как обрусела. Угощаем её крымским каберне. Девахе явно приятно встретить земляков. Поселяемся. Совсем скромно, но тепло, дёшево и со всеми удобствами. Утром обнаруживаю, что не работает Вебасто. Но, завожусь без проблем. Это хорошо.

Отдохнувшие и хорошо пахнущие, едем на Онегу. Лёд, значит, пробовать. Фёдоровна замечает, что день совсем короткий. Объясняю, что далеко мы от дома, всё тут не по-людски. Соглашается.

Бурим лёд метрах в 50-ти от берега. Сантиметров 15- 20. Ещё несколько лунок – тот же результат. Это сюда организаторы собираются загнать как минимум 70 джипов? Местные говорят, что озеро всего недели полторы, как стало. Верю. Вдалеке проносится, судя по силуэту, Honda CR-V. Я не поеду. Во мне тонны 3-3,5, а в той консервной банке...

Идём на Север. Ночью проезжаем горами. Температура местами падает до - 28. Наблюдаю интересное погодное явление. При таком морозе – плотный рваный туман. Только вот ехать в нём не интересно. По-прежнему горы снега, кругом лес и названия озёр, рек и деревень. Наверное, днём очень красиво. Глядя на GPS, торжественно обещаю приехать сюда летом.

Пересекаем Полярный Круг. Естественно, Северный Полярный Круг. Столпотворение фур. Мои спят. Мороз - 27. Не останавливаюсь.

Дорога как-то мистически резко меняется. Небо ясное, иней сыплет прямо из воздуха так плотно, что включаю противотуманки и перехожу на ближний. Этим инеем ровно укрыта вся трасса, без каких-либо следов проходившего транспорта. Первая же встречная фура поясняет физику явления. Иней поднимается за ней, как пух, и, через пару минут, - никаких следов. Ещё где-то после Петрозаводска, на заправке, встречаем команду латышей на прадиках. Перекинулись парой слов. Даём им фору минут 40, пока кушаем. Пробую догнать – получается часа через три. Язвительно приветствую. Ребята, похоже, не на шутку завелись. Догоняют, какое-то время идём колонной, потом надоедает, отпускаю. В Мурманске надо быть до 12-ти, на фиг эти гонки? Замечаю их на заправке. Хи-хи. Так вы бензиновые! Мои соболезнования.

Кольский полуостров. Знакомые названия. Мурманск. Трасса идёт дальше, в Североморск. Там я тарабанил свои три года, двадцать лет назад.

На повороте стоят латыши. Чем можем помочь? Не знают, куда ехать. Даём адрес. К гостинице мы подъезжаем первые. Скрывая ухмылки, идём поселяться. Латыши демонстративно не обращают на нас внимания. Уже весело. Удивительно, но, несмотря на 5 утра, без проблем и дурацких вопросов, поселяют.

Номерочек – так себе. Дует, аж шторы шевелятся. Не свистеть! Дареному коню в зубы не смотрят. Оплачено организаторами. По телевизору каналов 10, девочек предлагают непрерывной бегущей строкой. Не по адресу.

На следующий день, несмотря на воскресенье, еду искать сервис. Нужно поменять масло и разобраться с Вебасто. Оказывается, без проблем. Покупаю Castrol 5w40, фильтр есть, тёплые боксы совсем рядом. Молодые пацаны без лишнего выпендрёжа берутся за работу. Как и предполагал, на Вебасто не поступало топливо. Не пускала замёрзшая водяная пробка. Пол-часа уходит на устранение проблемы. Всё работает. Ещё пол-часа пью кофе и листаю журналы. Попадается на глаза фраза Томми Мякконеннннна о том, что, мол, если ты пришёл к финишу, ты орёл, красавец, комсомолец, а, если тебя вынимают из кювета, значит, не дружишь ты с конём, не чувствуешь его характер. Учтём, Томми. Коня не обидим. Кюветы нам никчему. Хлопцы заканчивают работу. 500 рэ в кассу, за замену масла, 500 рэ пацанам за Вебасто. Заслужили.

Гостиница. Поспали – можно и поесть. Поели – можно и поспать. Пока не появляется Юра. Попили – можно покурить. Покурили – надо сходить в кабак. Охрана не пускает без галстука и костюма. Вежливо посылаем. Только галстука в машине и не хватает. Местные, действительно, сплошь в бабочках и все за 45.

Гуляют “Старики”, латыши, ещё кто-то, сосредоточенно пьют минералку Внуковцы. Долговязый латыш скачет в подтяжках и носках, задирает ноги выше головы. Народ пищит от восторга. Пачками подтягиваются проститутки. Похоже, девчёночки обслуживали ещё караван PQ-17. Латышу пофиг. Только не может определиться. К нам подсаживаются из других команд. Нормальные люди, без глюков. Находим общие темы, общаемся. Теряем Юру. Сон.

Гуляем по Мурманску. Ветер северо-западный, мороз -10. Холод свинячий, из-за влажности и ветра. Перед гостишкой площадь Пяти Углов. Народ катается на пони и северных оленях, которые без рогов очень похожи на ишаков. Вдоль аллеи ледовые скульптуры. Фигня какая-то. Возвращаясь по Кольскому проспекту, забредаем в пиццерию. Полное несоответствие формы и содержания. Снаружи – скромная вывеска “Пицца”, внутри – уют, тепло и шикарное меню. Со вкусом подобранные картины и постеры оформлены в аккуратные рамы с паспарту. Даже в туалете прикольно без банальностей. Фёдоровна, после третьей, начинает фотографировать, пытается купить меню. Объедаемся олениной, сёмгой, грибами и, не помню, чем ещё. Берём с собой пять пицц. Всего в меню их, пицц, 35.

Сытые и пьяные, возвращаемся в гостишку. По городу мелькают обклееные рекламой машины наших. Нас брендируют завтра.

Помылись. Обклеились. Техосмотр. Казанкин просит убрать якорь с кенгурятника. Убираем, хотя в этом была изюминка. Безопасность важнее изюма. Теперь кошка живёт на багажнике. В тёплом боксе перепаковали брезент. Получены ID, установлена система слежения, наш номер 28. Машина, наконец-таки, на охраняемой парковке.

На следующий день – страхование. Находится Юра. Живой. Говорит, что виски, всё-таки, дерьмо. Я предупреждал.

Вечером, 22-го, официальное мероприятие в Ледовом дворце. Брифинг. Ледовый капитан, он же организатор Ладога-трофи, рассказывает о поведении при проваливании под лёд. Если, мол, не открывать двери, а выходить через окна, то , мол, вы(мы), сухие и довольные, сможем проводить стопочкой машину в последний путь. Народу нравится. Дружный гогот. Представление команд, фуршет. Утром старт.
Наконец-то.
Идём отдыхать.

Старт.
6-00. 23 февраля 2005 года. Охраняемая парковка на площади Пяти Углов. Отмашка флагом. Едем на маяк в Белокаменку. Несмотря на информацию, что это закрытая зона и иностранцев (!) пускать не будут, проезжаем без проблем. Становимся в первом ряду. Ещё час будет темно. Картина Кольского залива на глазах меняется. Светает. Полно прессы, зевак и сочуствующих. Фёдоровна употребляет винцо за мужской праздник. Вино перемёрзло и помутнела, но вкус, говорит, не пострадал. Появляется вертолёт с НТВ-шниками. Поехали. Идём колонной до Колы. Потом – свободный режим. Так называемый, разминочный этап. Старт спецучастка на Онеге завтра,

в 9-00. Придётся ночевать в Петрозаводске. Обедаем в придорожном кафе, недалеко от Апатитов, возле очень красивой реки. Течение такое быстрое, что вода не замерзает. Двери в прихожую изнутри покрыты толстым слоем инея. Пока ели, посмотрели по НТВ репортаж о нашем старте. Вот это оперативность! Хозяйка заведения, найдя в Фёдоровне свободные уши, с удовольствием рассказывает, какие тут красивые места, как мишка их периодически посещает, какая и сколько рыбы в реке. Вы из Крыма? Мхатовская пауза. Снимаем. Неплохие кадры.

Петрозаводск. Отель “Север”. Оказывается, норвежец так и бродит неприкаянно по гостинице, спит по-прежнему на диване в коридоре. 7-00 – уже пьяный, 19-00 – уже белочка. Администратор выдал ему болванку от ключей, поскольку номер комнаты бедняга запомнить не в силах. Настоящее привидение. Совершенно безобидное.

Совет в Филях назначается в кафешке. Ужинаем и обсуждаем тактику прохождения спецучастка. Решаем, что машина владиковцев(далее – пистонов) идёт первая, пробивает колею. Как только встряёт, мы подъезжаем сзади, цепляем, сдёргиваем. Три человека работают лопатами. Так до победного конца. Фёдоровна снимает. Хорошо бы посмотреть место ледового побоища, но организаторы выставили охрану и никого не пускают.

Онега
Утро. Завтрак. Набережная. Понижаем давление в колёсах. Команда выходить на лёд. Пистоны ныряют и встряют в сугробе. Раскатанный съезд метрах в десяти. Подъезжаю со льда, цепляю, с ходу дёргаю. Вырываю у него кусок бампера. Привязываются. С третьей попытки вытаскиваю. Едем. Нужно успокоиться. На нервах можно спороть горячку. Обиднее всего было бы вылететь сейчас, в самом начале гонки. Выстраиваемся в колонну с интервалом 10 м. Только сейчас вспоминаю, какая толщина льда. Открываю окна, увеличиваю интервал до 20 м.

Спецучасток – это дорожки шириной 10 м и длиной 500 м. Команды выстраиваются, согласно купленным билетам, на свои дорожки. Задача – выскочить с озера на берег. Финиш по последней машине, обязательно со всем барахлом и экипажем. Вылетает из зачёта три последние команды. Летает вертолёт, шум и гам. Разрешают пройти участок пешком, ознакомиться с аттракционом. Идём, заодно протаптываем колею. Снега по колено, возле берега больше, плотного и с настом. Сигнальная ракета. Фёдоровна с Толиком прыгают на переднее сиденье. Сзади стоит секретное оружие, ящик с песком, купленный у гостиничной охраны за 200 рэ. Пистоны пошли. Жду, пока встрянут. Не встряют, черти. Выскакивают на берег. Газку. Вторую. Два трамплина. Машина подлетает и приземляется в снежное месиво. С ходу проскакиваю. Финиш. Вопль : “Мы не последние”. Осматриваю ходовую – прыжок прошёл без последствий. В салоне полный бардак. Песок рассыпался, рюкзаки попадали, ящик с зипом развалился. Настроение – супер. Рядом дымятся Митсубиши RVR, на правом фланге колбасятся ещё команд шесть, слева от нашей дорожки команды три-четыре ещё не пробились к финишу. Новенький уаз упоролся в каменюку или торос, разорвал мост и ходовую. Кто-то сказал, что наши (Сборная Украины) сожгли сцепление.

Следующая остановка – Питер. Едем спокойно. До Питера – разминочный этап. Времени валом. Навстречу тянут один другого Шевроле, команда Северный дозор. Не везёт, блин, ребятам. По дороге в Мурманск одна из машин перевернулась. Никто не пострадал. Сейчас, опять, какие-то проблемы.

До Питера идём без приключений. 50 рэ за превышение, и мы в МСК (Место сбора команд). Поснимали, пока ехали вдоль Невы, вечерний Питер. Красиво. В МСК организована еда. Душа нет. Посрать нормально негде. На втором этаже народ попадал спать в палатках. Садимся, обсуждаем за едой планы на участок Питер – Москва. Решаем, что машины выгоняем из центра, поближе к выезду из города, в нейтральную зону между Московской и Псковской трассами. Там ждём конверт с заданием, поскольку предполагаем, что место получения задания окажется в кольце штрафных зон.

Отправляю Толика с Фёдоровной заправляться. Поспал в машине пару часов. Пора. Выезжаем на запланированную точку. Привозят конверт. Задание этапа – доехать до Москвы. Попадая в штрафную зону, от 30 мин. до 10 часов, необходимо отстоять штрафное время, затем двигать дальше. 10-ти часовые зоны практически полностью перекрывают Московскую трассу и некоторые выезды из Питера. То место, где выдавали конверт, 40-минутная зона. Похоже на морской бой. Нас не накрыло, хотя могло. Местонахождение машин отслеживается аппаратно, с помощью гибрида GPS+GSM. Умышленно заезжаем в часовую зону в Гатчине. Останавливаемся. Обсуждение. Решаем ехать по нашей домашней заготовке. По пути 2 зоны. В Осташково получасовая, там заправимся, во Ржеве часовая, там поедим. Во Ржеве нас обрадовали, что мы последние. Информатор из Владика. Денис из Одессы дал информацию, что мы лучшие. Сайт гонки с мониторингом команд обновлялся каждые 2 часа, потому и такой разброс. Дорога была ещё лучше, чем при пробном прохождении. Морозы подсушили асфальт, от Осташково ехали по сухому. На выезде из Ржева, на посту, гаишник зачем-то минут 15 разглядывал наши документы, похабно ухмыляясь. Несколько раз переспросил фамилию, имя, отчество, ничего не записал и отпустил. Интересно. Неужели уже здесь, на втором этапе, заряжают ментов?

В Москву пришли шестыми. С обедом, не торопясь. Красиво. Единственная команда, прошедшая через три штрафных зоны и попавшая в зачёт.

Москва - Екатеринбург.
МСК. Ледовый Дворец в Крылатском. Захватываем душевую с раздевалкой. Моемся, тут же, на скамейках, падаем спать. Тепло и с условиями. Опоздавший народ тихо матерится за дверями. Ничего. В коридоре поспят. Душевые ещё есть. Подъём в 20-00, хотя, можно было покимарить ещё часа три. Выдача заданий откладывается, потом переносится в кабак “Экспедиции”. Пистоны едут туда, одна машина должна остаться в МСК. Ждём. На лобовое клеят зелёный треугольник. Это означает, что мы в зачёте. Отзваниваются. Встречаемся на Ярославской трассе. Задание состоит в том, чтобы взять максимальное количество КП. На каждое КП есть GPS координаты и фотография. Времени около двух суток. Есть контрольное время прибытия в Екатеринбург. Его-то мы и прощёлкали.

Екатеринбург – настоящая столица Урала. Большой, красивый город. На въезде - шикарный освещаемый горнолыжный спуск. Посылаем МСК, селимся в гостиницу “Свердловск”. Теперь мы свободные туристы. Живём, где хотим. Пьём, что хотим. Фёдоровна, собирая вещи в машине, разрыдалась. Рычу на неё. Помогает. Напиваемся. Выводим для себя формулу успеха: думали, что не поедем – поехали; боялись вылететь на первом этапе – прошли в зачёте до Урала. Всё значительно лучше, чем могло быть. Подгребают ребята из Омска, муж и жена. Усугубляем. Они сильно обижены на организаторов, хотя, я не могу понять, за что. Видимо, просто хотят выговориться. Проигрывать нужно уметь. Меняемся телефонами. Приглашают заехать в Омск, попариться в бане. Будем посмотреть.

Екатеринбург – Красноярск.
Точнее, Екатеринбург – Тюмень – Омск – Новосибирск – Кемерово – Красноярск.

Расстояния впечатляют. Сотни километров вдоль трассы нет признаков бурной человеческой деятельности. Пожалуй, именно здесь начинаешь понимать, насколько огромным был Союз. Тюмень – Омск – Новосибирск - ровная, как стол, почти без поворотов трасса. Под Омском, ночью, видим с Фёдоровной, впервые за всю поездку, какого-то зверя. Спорим, лиса или енот. Разворачиваюсь, ловлю в свет фар, теперь обсуждается вариант песца. Разворачиваюсь ещё раз – оказывается, это пудель, оставленный кем-то или заблудившийся. Смеёмся. Кормим бедное насекомое курицей, купленной где-то на Волге. Если всё съест, взорвётся. На рассвете наблюдаю два солнца, соединённые радугой. Причина – иней, из которого состоят облака какой-то неземной формы. Снимаю на видео, прямо за рулём. Вдоль трассы замёрзшие болота с берёзовыми пролесками. Деревья, знаки, столбы покрыты инеем и переливаются. - 18. Мороз высушил асфальт, машин совсем мало, трассу видно до горизонта, главное – не заснуть. Придорожный сервис копеечный. За те деньги, за которые здесь кормят, в Москве в сортир не пустят. Правда, в Москве сортиры поприличней, чем здесь кафешки. Пытаюсь угадать, какое сегодня число и день недели. Мороз сушит дорогу, дорога – мозги. Расстояния измеряются не в километрах, а в часовых поясах. Усталости нет. Меняемся, высыпаемся. Где-то под Новосибирском (или Кемерово?) тормозят на посту. Здесь уже стоит машина Сборной Украины. Андрей, львовянин, едет один, со всем барахлом команды. Вторая машина выполняет задание этапа. Видок у него, мягко говоря, не очень. Мешки под глазами, усталость бешеная. Мне менты парят мозги за выезд с заправки под знак, ему – за ремень безопасности. Мою машину пробивают по угону. По базе ФБР проходит Крузак, различие в номере кузова на одну цифру. С шутками и прибаутками собираются ставить на штрафплощадку. Через пол-часа отдают документы. Почти бесплатно. Ничего не понимаю. Для себя делаю вывод, что меня приняли за машину украинской сборной, потому и продержали минут сорок.

В Красноярск въезжаем ночью. На въезде звоним Иванычу, программисту моей фирмы, как обещали, торжественно сигналим. Это его родина. Со второй попытки поселяемся. Здоровенный номер, отделка “а-ля Жмеринка”. На следующий день устраиваем себе небольшую экскурсию по городу, пока ищем МСК. Без GPS-координат, как без рук. Народ на улице со знанием дела называет нас немцами, показывая на номера. Пробки.

МСК – угол в супермаркете. Попали аккурат на капитанский брифинг. Одна команда сошла добровольно. Психологическая несовместимость. Ещё одна сходит по аналогичной причине, выбрав, в ущерб скорости, безопасность. Наши по-прежнему в гонке. Поддерживаем словом. Ребята похожи на спущенные шарики. Толя берёт необходимые данные для дальнейшего движения: координаты, время, карту Иркутской области. Похоже, организаторы смирились с толпой внезачётников. Накрыты столы в кафешке. Меню – сметана, яйца и морковка. Председателева дочь работает на кассе. Прикольно. По-организаторски, неизбито. Внизу каток, молодая пара ёрзает на коньках. Он держит её за попу. Она совсем не против.

Потусовавшись со своими, едем на шиномонтаж. Достают гвоздь-двухсотку из переднего правого. Наверное, в Кемерово поймали. Там дорога пахнет гвоздями. Ищем выезд на Дивногорск. Енисейская ГЭС. Поснимали. Красиво. Сереет. На Енисейские столбы уже не попадаем. Обережно, дверi зачиняются. Наступна станцiя – Байкал.

Байкал.
Нас предупреждали, что до Иркутска дорожка – так себе. Так оно и есть, гололёд на асфальте, когда попадаешь на асфальт. На грунтовке – просто каток. Невероятное количество ж/д переездов, с защитой от дурака. Непрерывным потоком идут эшелоны с кругляком хвойных и берёзы. Стоять перед переездом приходится минут 20-30. Валим деревнями, по грунтовкам. Один из переездов сломался, собралось несколько фур. Минут через 5 собирается толпа наших. А мы-то думали, что идём в хвосте. Зачётники нервничают, внезачётники заражаются суетой. Попытка проехать через соседний переезд – бесполезно. Подъехали НТВ-шники. Кикнадзе становится на барьер, – тот благополучно опускается под его весом. Проскакиваем злополучный переезд. Обещаю Кириллу бутылку.

Дорога сильно петляет. По команде “пописать”, прыгаю на обочину. Машина проваливается правым бортом в снег. Без блокировок не выбрался бы. Урок усвоен: обочины нет. Заодно пописали.

В Иркутск попадаем утром. Меняем масло. Отличный сервис. Всё есть, и масло, и фильтра. Хозяин расспрашивает о нас, о гонке, о подготовке машины. Между делом, узнаю, проблематично ли проехать через Китай, чтобы миновать кусок Чита – Хабаровск. Говорит, без проблем. Росияне получают визу на границе, как мы при въезде в Турцию. Дороги в Китае получше российских, до Владика можно хорошо срезать.

Попетляли по Иркутску вдоль Ангары, посмотрели набережную. Указатель перед кольцом соврал. Быстро исправляем положение. Движемся к Листвянке. Местный народ весь в курсе гонки, моргает, сигналит, приветствует, кто как может. Или предупреждает про ментов? Хрен поймёшь.

Листвянка. Курортный посёлок на берегу Байкала, в месте впадения Ангары. По GPS, до точки сбора остаётся ерунда. Небольшой рынок на берегу. Разговорчивый продавец, Николай, узнав, что мы из Крыма, угощает омулем. Очень вкусно. Напоминает кефаль, только понежней. Приходится ответить на гостеприимство и нагрести сумку рыбы. Решаем покушать и заправиться. Время позволяет. На повороте трое мужиков в лыжных костюмах заворожённо разинули рты, только того, что не крестятся. Подъезжаем, говорят, что минуту назад видели нас по телевизору, показывают, где “Дом рыбака”. Для народа гонка – действительно событие. Люди просятся сфотографироваться на фоне машины. Всегда пожалуйста.

Охрана. Мы покушать. Отодвигаются ворота. Неслабые дома у местных рыбаков. Небольшой, но шикарный, со вкусом построенный отель. В ресторане выбираем столик с видом на Ангару. Кроме нас, никого. Не даёт покоя идея проехать через Китай. Звоню по китайским посольствам России и Украины. К концу бутылки выясняется, что нам, гражданам Украины, на границе визы не дадут. Нужно было оформлять дома. Жаль. На машине по Китаю! Это было бы совсем круто. Фёдоровна фотографируется в интерьере ресторана и на фоне Ангары. Под нами – чистая вода, течение кружит отколовшиеся льдины. Вдалеке видна полоса льда с чёрными точками машин. Нам туда. От солнца, водки и усталости разморило. Еда была замечательная. Заправляем полный бак, выдвигаемся на место выхода на лёд. Толпа машин, и наших, и сочуствующих. Народ выпивает, закусывает, гуляет по Байкалу, фотографируется с бурятами, некоторые даже женятся. Фраза из местного фольклора: “ Убил бурята – год тюрьмы”. Наливаю Кириллу Кикнадзе. Закусываем копчёным омулем и икрой. Долг платежом красен.

Выходим на лёд. Движемся вдоль вешек. Минут через 20 мы в лагере. Обещанного чум-стойбища нет. Вернее, есть, но, явно, не для нас. Для нас прицепили к стоящему на берегу поезду несколько вагонов. Тоже неплохо. Стоим, пьём, с “Лукашевскими Хрониками”, бурим лёд, запиваем из лунки. Льда сантиметров 25-30. Машин стоит, одна к одной, штук 30-40. Подъезжает “Волга”, из неё выходят Бурмейстров Сан Саныч и Дроздов, собственной персоной. Бурмейстров – ледовый капитан, его именем назван Клуб ледовых капитанов Байкала. Легендарная личность. Здороваемся, как закадычные друзья, хотя вижу его первый раз, знакомы только по переписке перед гонкой. Выпиваем. Дроздов угощается омулёвой икрой, пальцем из банки. Сан Саныч спокойно так сообщает, что лёд, там, где мы стоим, просел на 2-4см и показывает, где они нарастили лёд для нашего мероприятия. Народ весело рассредотачивается.

Потом было выпивание из лунки, фуршет в шапито, концерт шаманов, местные песни и пляски, салют, концерт БОНИ-М, сон в вагоне, утро, доброе на 40% , приготовление еды и кофе на горелке, подлёдное ужение копчёного сига и омуля, интервью Фёдоровны для местного ТВ, загорание, туалет изо льда, снегоходы и собачьи упряжки, вертолёты и амфибии на воздушной подушке, воздушный шар и просто ребячество перед камерой. Зачётники пыхтят на спецучастке. Казахам ночью порезали все запаски.

Ночью , говорят, было землетрясение, в ледовах полях появились трещины.Пересекая Байкал по льду, мы срезаем километров двести. Трещины, о которых говорил Бурмейстров, оборудованы деревянными мостиками. Вроде всё ничего, но, как подумаешь, что под тобой километра полтора воды, становится не по себе.

Наконец, выход на берег. Пока щёлкали фотоаппаратом и лицом, выезд перепахали и собралась толпа машин. Один встряёт, второй, кто уже наверху, его вытаскивает. Мы проскакиваем без проблем, на всех блокировках, сходу. Кто-то ломает лебёдку, у кого-то на трамплине рвёт переднюю подвеску, у кого-то сносит пластмассу. Оставляем народ колбаситься с лебёдками и тросами. Сзади кричат, что мы лучшие. Дык, никто и не сомневался. Вспоминаем добрым словом Дениса с Малой Арнаутской.

Байкал – Благовещенск.
Честно говоря, была мысль, пока двигались к Байкалу, закончить путешествие здесь. В полярной авиации есть понятие “точки возврата”. Такой точкой был для нас Байкал. Отсюда ещё можно своим ходом вернуться, многие так и поступили, движение вперёд означало дополнительные расходы на контейнер, самолёт и т.п. Да и репутация 3000-километрового участка Чита – Хабаровск была, мягко говоря, не очень. Но, сутки замечательного отдыха сделали своё дело. Идём до конца.

Дорога то серпантином петляет по горам, то, до следующего хребта, прямая и ровная, как стол. Практически не останавливаемся. Улан-Уде, резиденция Далай-Ламы. Или как он там правильно пишется? Если на Байкале шаманизм, причём, всерьёз, то здесь край махрового буддизма. Рек невероятное количество. Поскольку на такое количество рек словаря Даля не хватит, пишут на мостах просто “Река” или “Ручей”, потом “Ручей 1”, “Река 2”и, т.д. Экран GPS весь в синей паутине. Шикарные леса. Долины между хребтами местами заселены убогими и очень убогими посёлками. Сплошь ветхие, времён первой обороны Севастополя, деревянные дома. Телефон работает всё реже. Успокаиваем себя, что после Читы будет ещё веселее. Железная дорога пашет всерьёз. Она – основа цивилизации. Вокруг неё кучкуется жизнь. Асфальт вполне приличный, в горах гололёд, в долинах сухо. Указателей мало, да и не нужны они. Идём на Восток.

В Чите заправляемся под завязку, узнаём, где ещё будут заправки. Подгадали так, чтобы на бездорожье выйти днём.

Особенность трассы в том, что она есть, но без асфальта. Ничего общего с той красной линией, что нарисована на карте или на экране GPS, дорога не имеет, GPS ведёт по белому полю. Ежегодно трассу подсыпают свежим щебнем, летом всё это добро тонет в болоте, опять насыпают. Извечный строительный бизнес. Бабло кто-то моет не по-детски. На одном из щитов имя этого кого-то: ЕБРР. Думаю, не они одни. Тут всем хватит, и ЕБРР-детям, и ЁБРР-внукам. Едем то карьерами, то огородами. Асфальт появляется, чтобы подразниться. Пылюка невыносимая. Всё бы ничего, но на скорости больше 110 острый щебень режет покрышку в лохмотья. Меняем колесо. Больше встречные перегонщики не шарахаются, как чёрт от ладана и не крутят пальцем у виска. Идём медленно. Это утомляет больше, чем дерьмовое покрытие. Перегонщиков невероятное количество. Идут колоннами, потихонечку, берегут товарный вид машины. Все, естесстно, с правым рулём, у всех, сколько можно, заклеено картоном лобовое стекло, капот и подкрылки. Перегонщики – лучшие указатели. Едут навстречу, значит, направление держим верное. По обочинам попадаются сгоревшие машины. Везде следы серьёзных лесных пожаров. Братва, говорят, шалит не так, как пару лет назад, но, одному лучше не ехать. Мы едем одни.
В Могоче заправляемся. Не доехали сюда антиквары. Уникальная заправка.

Опять пылюка. Проезжаем Амазар, Ерофея Палыча, блукаем в Сковородино. За Сковородино вынимаем из свежеперевернувшейся фуры водителя. Заснул. Проснулся без единой царапины. За километр до него стоят наши трофисты. Лопнула полуось. Вторая машина команды уже поехала решать проблему. Опять моргают аварийки. Спасатели вынимают трупы из железного месива. Какие-то проклятые места. Магдагаши, Дугда, ... Будят в Благовещенске.

У Толика в этих краях прошла бамовская молодость. Встречают классно. Закусив змеёй из китайской водки, выдвигаемся на набережную. Китайцы, город Хейхе, в пятистах метрах от нас, на другом берегу Амура. Говорят, десять лет назад на том берегу стояли соломенные хижины. Сейчас – небоскрёбы, шикарная набережная. На наших челноках поднялись. GPS показывает отличную дорогу по ту сторону границы. Ну почему не хватило ума оформить визу? Ресторан с китайской кухней. Вкусно. Курить запрещено. Гуляют, почему-то, одни девки. Навели шороха, построили официанток, заперли охрану в гардеробе, поснимали. Пока гуляли, пошёл снег.

Наутро – пурга по полной программе. Едем в Хабаровск. Толику нехорошо.

Через Архару выходим на большак. Километров 100 – почти автобан, потом вперемешку, асфальт и насыпная. Вынимаем из кювета лебёдкой хачика. Он не читал Томми Мякккконенннна. Фёдоровна снимает. Хачик просит не показывать маме, ей плохо станет. Ржём до слёз.

Еврейская Автономия – нищета конкретная. Правда, ни одного еврея я там не увидел. За Биробиджаном дорога переметается снегом, словно река течёт через асфальт. Десантирую Фёдоровну поснимать, сам нарезаю два круга, позирую перед камерой. Через 10 минут окоченевший фотограф в машине, едем дальше.

В Хабаровске закончились рубли. Снимаю с карточки. Завтра 8 Марта. Надо быть во всеоружии. Спецучасток посмотреть не удалось. Из-за пурги ничего не было видно. Сопками - сопками, через снегопад и без него, проезжаем 750 км до Владивостока.

8 Марта, 6-30, по местному. 7 марта, 22-30 дома. Финиш. Стелла “Владивосток”. Пройдено 16000 км. Поздравляем Фёдоровну, обзваниваем всех своих женщин, поздравляем. Тусуемся с толпой внезачётников. Тут Лукашевские Хроники, Северный дозор, кубанцы и ещё машин 15. На рассвете, часов в 8 по местному, финишируют Морские “Волки”. Салютуем. Вторые “Чёрное и белое”, третьи “Внуково”. Сборная Украины четвёртая. Для нас они первые.

Едем на маяк. Тусовка. Гостиница “Гавань”. Занято. “Корона”. Свободно. Номера для китайцев. Скромнее, чем в где-либо. Уже всё пофиг. Зато, классная корейская кухня прямо в номер. Карпала, узнав, что я из Симферополя и участник гонки, не берёт денег. Как-то неловко быть таким популярным. Рассказываю ему о гонке, о дорогах, о машине.

Покупаем цветы, поздравляем Фёдоровну по Симферопольскому времени. Вечером в кабаке на берегу Тихого океана просаживаем $200. Именно их не хватает на билет. Кипиш на фирме. Разница во времени, прошедшие праздники, сволочные банки, наконец, деньги на карточку поступают. Через адресное бюро пытаемся разыскать Татьяниного дядьку. Не выходит.

Скорее домой. 10-го отправляем машину, в тот же день оформляем разрешение на ввоз в местной таможне, 11-го вылетаем сами.

Ночёвка в Москве, в гостинице Шереметьево-2, за счёт Аэрофлота. 12-го марта, что-то около 16-00, Анжелка и Студент встречают нас в аэропорту Симферополь. Дети бросаются на шею, тёща встречает хлебом-солью, собаки не узнают по запаху, облизывают всю рожу, сауна натоплена, жизнь возвращается в привычную колею.

Не знаю, поеду ли ещё на эту гонку. Много других, не менее интересных, трофи.

Надо бы, на всякий случай, узнать про китайскую визу поподробнее. Заодно и про монгольскую.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Гонки на выживание:

Автодром Кривой Рог-2010: гонки на выживание

News image

22 августа 2010 года в Кривом Роге на автодроме Саксаганского района состоялся очередной тур автомобильных гонок на выживание. Автогонки на выжив...

«Гонки на выживание» - страсти накаляются!

News image

21 июня в Запорожье прошел 3-й этап Чемпионата Украины по экстрим-кроссу «Гонки на выживание». Напомним, что всего в сезоне 2008 года семь этапов, т...

Гонки на выживание

News image

Гонки на выживание, или контактный автокросс, — изобретение американцев. Самая «автомобильная» нация в мире придумала целую обойму авторазвлечений, ...

Авторизация



Гоночные автомобили:
News image

Подготовка машины для ралли. Создание с нуля или покупка?

Итак, друзья, поделюсь своими соображениями: Давно мечтал заиметь машину для ралли. Покупать готовое решение, или строить самому но с чьей то помощь...

News image

Обзор раллийной техники: Honda Civic Type R (EP3) и Honda Civic Type R (FN2/FD2)

Седьмое поколение модели Civic (индекс кузова ЕР3) не получило широкого распространения в украинском автоспорте; однако минимум два таких автомобиля...

News image

КУЗОВ РАЛЛИЙНОГО АВТОМОБИЛЯ

Многие владельцы автомобилей хотят видеть своих железных коней близкими к настоящим спортивным болидам раллийных гонок. Для этого они отдают их в са...

News image

ДОВЕДЕНИЕ ДВИЖКА ДО РАЛЛИЙНЫХ ПАРАМЕТРОВ

После того как вы смогли заменить все двери и перегородки, максимально облегчили вес вашего автомобиля, установили каркас безопасности, продумали си...

Новости кольцевых автогонок:
News image

Как прийти в гонки? или что по чем нынче!?

Наверное, именно этот вопрос очень часто задают себе многие люди, особенно, те, кто подхватил вирус скорости, хоть раз побывав на соревнованиях. А, ...

News image

Десерт

Дело в том, что в прошлом году тут выступали по два человека на машину, и в конце года возникла проблема как же тут считать победителей. Потом было ...

News image

Жарко – очень!

Конечно, другие классы и близко не могут похвастать не таким количеством машин на старте, не таким количеством борьбы, но как гласит поговорка – не ...

News image

С перехватившим дыханием

Мы начали с формул – да там была, наверное, самая напряженная борьба именно нервов. Но в этот день один заезд просто подарил всем зрителям то, что д...